Шпунька

Посвящается моей Альме;
Мухе, и той доброй женщине, что стала ей новой хозяйкой.

После смерти матери досталась мне Шпунька. Подобрала она ее лет шесть назад. Шпунька была веселым толстым щенком чепрачного окраса, исправно искавшим себе хозяина. Увязывалась и за местными алкоголиками, и за детьми – от последних, правда, ее постоянно отгоняли бдительные мамаши. Добрые люди ее подкармливали, но взять никто не решался. Кому нужна дворняга?

На маму Шпунька вылетела прямо из кустов. Как будто только ее всю жизнь и ждала. Женское сердце поддалось не сразу:
-Ну, что ты, бедолага? Иди, иди, гуляй! Мне еще в аптеку надо.
Шпунька кивнула и поскакала за мамой в аптеку. Не так, чтобы прямолинейно, а сбоку — по травке. Мол, я гуляю, но с тобой-то веселее! Мама подошла к аптеке, задумалась на секунду и сказала:
-Жди!
Зашла. В приоткрытую дверь за ней просунулась хитрая морда.
-Жди, жди на улице, я же сказала!
Голова опять кивнула и исчезла в проеме.

Лекарства, пакетик, деньги… Собака! Интересно, ждет ли? Мама с унынием подумала о том, что сейчас выйдет и на улице никого не будет. Продавщица начала расспрашивать о том, нет ли знакомых с медицинским образованием: требуется фармацевт, мама рассеянно что-то отвечала, а сама потихоньку так и поворачивалась к выходу.
Выбежала на улицу – никого! Ну, ладно, что же… И тут, из уголка под лестницей, к ногам метнулась тень и потерлась о ноги. Кажется, первый бастион был взят, но сомнения стояли комком в горле.

-Пойдем на Горку, в местный.
А самой думалось – вот еще немного подождет… Чуточку. Пусть… Ну, что ты Марина дуришь? Живешь одна, дети в разъезде, не застать. И куда ее? С другой стороны…
Потерла переносицу: сентиментальность так и подступала к глазам, содрогалась при стуке каблуков и тут же исчезала при виде радостно прыгающих в такт шагам ушей.

Вечером Шпуньку мыли в ванной специальным собачьим шампунем, одевали в новый ошейник и кормили самым вкусным. От души.

-Помнишь? – спросил я, потрепав продольную черную прядку между больших ушей.
Шпунька посмотрела на меня блестящими глазами и молча положила голову на колени.